д
 

 

 


 

 

Александр Николаевич Афиногенов
(1904–1941)
советский драматург

 

 

Александр Николаевич Афиногенов родился 22 марта (4 апреля н.с.) в городе Скопин Рязанской губернии в семье железнодорожного служащего, впоследствии ставшего писателем (псевдоним - Н. Степной).

После окончания школы Афиногенов поступает в Московский институт журналистики, который заканчивает в 1924. В этом же году опубликовал свою первую пьесу "Роберт Тим". В 1927 - 29 заведовал литературной частью, а позднее стал руководителем Первого Московского рабочего театра Пролеткульта. На ранних пьесах Афиногенова сказалось влияние эстетики этой организации пролетарской самодеятельности: упрощенность и схематичность характеров героев.

В 1928 он написал пьесу "Волчья тропа", получившую одобрение критики. В 1929 в МХАТе 2-м была поставлена пьеса "Чудак" - одна из первых советских пьес, посвященных передовикам социалистического строительства и борьбе с бюрократизмом и карьеризмом, а в 1930 - пьеса "Страх".

В начале 1930-х Афиногенов был одним из руководителей РАППа (Российская ассоциация пролетарских писателей). В 1935 в Театре им. Евг. Вахтангова шел спектакль "Далекое", затем последовали постановки романтической драмы "Салют, Испания!" (1936), пьесы "Мать своих детей" (1939). Большой популярностью пользовалась лирическая комедия "Машенька", впервые поставленная тем же театром (1940).

С начала Отечественной войны Афиногенов возглавил литературный отдел Совинформбюро. В сентябре закончил пьесу "Накануне" о борьбе советских людей с фашистскими захватчиками.

Во время налета фашистской авиации на Москву Афиногенов погиб. Это произошло 29 октября 1941.

Использованы материалы кн.: Русские писатели и поэты. Краткий биографический словарь. Москва, 2000.

 

Афоризмы А. Н. Афиногенова

  • ...слово порой бывает действеннее физического действия.

  • В больших людях я люблю скромность, а в маленьких — собственное достоинство.

  • Кто никогда не терпел неудачи — тот никогда не добился и половины успеха.

  • Неудача — пробный камень настойчивости и железной воли. Она или разбивает жизнь, или закаляет ее.

  • Почувствовать — еще не значит понять.

  • Слабые люди выжидают благоприятных случаев, — сильные их создают

Н.Б. Чельцова

Александр Николаевич Афиногенов

( к 105-летию со дня рождения драматурга (1904–1941)

Известный драматург и общественный деятель 1920–40-х годов Александр Николаевич Афиногенов родился 4 апреля (22 марта по старому стилю) 1904 года в городе Скопине Рязанской губернии.

Его отец – железнодорожный служащий, участник русско-японской войны. После революции создал ряд произведений из крестьянской жизни под псевдонимом Н. Степной. Был членом ЦИК нескольких созывов.

Воспитанием детей занималась Антонина Васильевна – народная учительница, примкнувшая к революционному движению. В 1906 году она с детьми переехала в Оренбург, где редактировала газету «Простор», которая издавалась вскладчину группой демократически настроенной интеллигенции.

За опубликование противоправительственных материалов редактор газеты была оштрафована. Денег для уплаты штрафа не было. Антонине Васильевне пришлось вместе с детьми отправиться в тюрьму.

После освобождения из тюрьмы она продолжила работу в газете. Но вскоре «крамольная» газета решением суда была закрыта, а редактор приговорен к году тюрьмы. Как быть с детьми? Брать их опять с собой? Но это ведь год в крепости!..

Антонина Васильевна бежала в станицу Сломихинскую, раскинувшуюся в уральской степи, на берегу реки Узень. Оставшись одна с сыном (дочь умерла), «неблагонадежная» учительница не могла получить работы в школе. Зарабатывала частными уроками, на которых присутствовал маленький Шура – так в четыре года научившись читать, он стал страстным книголюбом.

После амнистии 1913 года А.В. Афиногеновой удалось переехать в Рязань и устроить сына во 2-ю гимназию. В 1916 году мальчик организовал домашний кукольный театр: сам смастерил ящик, писал тексты, делал куклы. Уже тогда отчетливо проявились незаурядные способности будущего драматурга.

Александр Афиногенов рано определился как человек общественно активный. Он посещал митинги, демонстрации и вскоре стал одним из организаторов Коммунистического союза учащихся Рязани.

В 1918 году, спасаясь от голода, Афиногеновы переехали к дяде Лёне (брату отца) – на разъезд № 16 Сызранско-Вяземской железной дороги, а потом – в Скопин.

Здесь Афиногенов, будучи старшеклассником 2-й Скопинской единой трудовой школы 2-й ступени, вступил в комсомол и с самозабвением отдался революционной работе. Часто выступал на рабочих и молодежных собраниях. Его воодушевленное слово вызывало живой отклик в сердцах и умах. Всегда неугомонный и напористый, он привлекал товарищей своей открытостью и энтузиазмом.

В 1920 году в Скопине выходят стихи Александра Дерзнувшего (тогдашний его псевдоним) и поэма «Город».

Как «постоянный оратор по чтению вступительного слова», Александр Афиногенов выступал перед спектаклями, участвовал в диспутах по театральным проблемам, рецензировал спектакли в газете «Власть труда».

Из автобиографии: «В 1920 году занимал 16 должностей и обязанностей (военный цензор, заведующий уездпечатью, редактор газеты и др.). Был членом коллегии отдела народного образования – приходил в школу, где учился и пугал учителей начальственным видом и наганом, прицепленным сбоку».

Окончив школу в 1921 году, Афиногенов поступил в Московский институт журналистики. Театральная Москва покорила его без остатка. Юношеские увлечения приобрели характер устойчивой страсти. Но Афиногенов и его друзья не жаловали Большой, Малый, Художественный театры – их притягивал Театр Революции, театр Мейерхольда.

В 1923 году из-под его пера вышла первая пьеса «Роберт Тим», в которой было немало слабостей и просчётов, естественных для начинающего драматурга.

По окончании института журналистики (1924), Афиногенов едет в Ярославль – секретарем редакции газеты «Северный рабочий» и вскоре становится председателем Ярославской ассоциации пролетарских писателей.

В 1925 году, на конкурсах местного уровня, премиями были отмечены его оперетта «Семилетие эмиграции» и пьеса «Товарищ Яншин».

В 1926 году его пьеса «По ту сторону щели» была поставлена в столице 1-м рабочим театром Пролеткульта и имела большой успех. Афиногенова вызывают в Москву – на заведование литературной частью этого театра, а в 1928 году назначают директором театра. В период 1926–1929 гг. здесь были поставлены его работы «На переломе», «Гляди в оба!» и «Малиновое варенье».

Ошибочные принципы Пролеткульта оказали отрицательное влияние на юношеские драматургические опыты Афиногенова, уводя его на путь упрощенчества.

Идейный разрыв драматурга с Пролеткультом произошел в 1928 году, когда им была написана пьеса «Чудак». В ней – настоящий драматизм и стройная композиция, удачно показаны простые человеческие чувства и настоящие характеры.

Он писал в своей автобиографии: «Чудак», особенно работа над ним со МХАТ-2, перевернул во мне все представления о сущности и характере драматургического ремесла. Прежние пролеткультовские вывихи стали ненавистны, и я из работника Пролеткульта превратился в яростнейшего его врага».

Огромный успех имела пьеса Афинеогенова «Страх», посвященная теме классовой борьбы на фронте науки. Впервые она была поставлена в 1930 году во МХАТе, а потом – на сценах других московских театров и по всей стране. В 1931 году этой пьесой открылся театральный сезон в Рязани.

В «Страхе» Афиногенов показывает жизненные противоречия в самом конфликтном состоянии. О смелости драматурга и значении пьесы для того времени можно судить по словам главного её героя, профессора В.С. Бардина: «Молочница боится конфискации коровы, крестьянин – насильственной коллективизации, советский работник – непрерывных чисток, партийный работник боится обвинений в уклоне, научный работник – обвинения в идеализме, работник техники – обвинения во вредительстве. Мы живем в эпоху великого страха».

После «Чудака» и «Страха» Афиногенов становится знаменитым.

Продолжая писать для сцены, драматург принимает активное участие в работе писательских организаций: он – председатель Всероссийского комитета драматургии, секретарь театральной секции РАППа, ответственный редактор журнала «Театр и драматургия».

После ликвидации РАППа Александр Николаевич активно включился в работу Оргкомитета Союза советских писателей, руководил семинаром молодых драматургов.

Работал он ежедневно – что бы ни происходило в жизни – дома, на даче, в дни командировок, в поездах… Афиногенов работал с напором волевого сильного человека. Этому способствовала его супруга, Евгения Бернардовна. Дженни была американской коммунисткой. Она приехала в СССР с одной из актерских бригад. Встретилась с Афиногеновым, да так в Москве и осталась. Бросив сцену, она изучила русский язык и стала верной помощницей мужа. У нее был прекрасный литературный вкус и Александр Николаевич всегда советовался с ней, ей первой читал свои пьесы.

В 1932 году Афиногенов совершил длительную поездку по Германии, Франции, Италии. Провел несколько дней в гостях у Алексея Максимовича Горького в Сорренто. Они вели переписку, многократно встречались в Москве в Союзе писателей.

В 1935 году свет рампы увидела пьеса Афиногенова «Далёкое», в которой опоэтизированы и воспеты романтика повседневности, важность труда и высокие моральные качества простых советских людей – железнодорожников маленького разъезда Далёкое на Дальнем Востоке.

В 1936 году Афиногенов был потрясен событиями в Испании. Гневно пишет он о преступниках, поднявших оружие на свой народ, с любовью и восторгом – о мужественном сопротивлении защитников республики в пьесе «Салют, Испания!» В этой героической мелодраме, написанной на одном дыхании, в две недели, – боевой отклик драматурга на происходящие события. Спектакль стал оружием сценической агитации: показ его в московских театрах превращался в демонстрацию солидарности советских людей с испанским народом.

Однако спектакль недолго продержался на сцене. Как и все остальные афиногеновские спектакли, он был снят с репертуара. Наступил тридцать седьмой год. Имя знаменитого драматурга на все лады склонялось на писательских собраниях, связывалось с самыми неприглядными делами. Вокруг Афиногенова была создана такая обстановка, что оглушенные хором клеветников, коллеги отвернулись, полагая, что «дыма без огня не бывает».

В результате «за связь с врагами народа» Афиногенов был исключен из партии и из Союза писателей. Настали тяжелые дни. В тогдашней обстановке боялись дружбы с человеком, которого обвиняли во всех грехах и преступлениях против партии, против советской литературы.

В 1938 году клеветнические обвинения были сняты, Александр Николаевич был восстановлен в партии и вернулся в Союз писателей. Непередаваемой радостью было для него «снова возродиться к жизни во всех ее формах общения с людьми». Афиногенов снова работает, пишет, восстанавливает связи с театрами...

Пьесы «Мать своих детей» и «Машенька», написанные Афиногеновым в предвоенные 1939 и 1940 годы, занимают особое место в его драматургии. Александр Николаевич посвятил их животрепещущей теме воспитания. В первой из них, он продолжил горьковскую тему о «Матери – неиссякаемом источнике всепобеждающей жизни». Прообразом матери была Антонина Васильевна Афиногенова – с её непосредственностью и правдивостью, мудрым и справедливым отношением к жизни.

Огромной популярностью пользовалась лирическая комедия «Машенька». Она более пятнадцати лет не сходила с театральных афиш. Афиногенов создал поэтический образ советской школьницы: нежность и деликатность сочетаются в ней с отвращением ко всяческой фальши и лжи, с мужественной решительностью в отстаивании правды. Здесь самые личные чувства осмысливаются как часть общественного нравственного идеала. Благодаря высокому искусству драматурга через малое показывать большое, родилась пьеса большого общественного звучания.

С первых дней Великой Отечественной войны Афиногенов возглавил литературный отдел Совинформбюро. «Когда началась война, – вспоминал Б.Ромашов, – Афиногенов оказался одним из наиболее подготовленных к ней писателей. Надо было видеть, с каким горячим воодушевлением, с каким глубоким патриотизмом, с какой стремительностью он сплачивал вокруг себя людей, работая в информбюро, на радио, всюду поспевая и сохраняя такую жизнерадостную мобильность. Он кипел на работе, отдавая себя целиком охватившему всех патриотическому подъему. И его качества художника и общественника-организатора оказались в тех условиях чрезвычайно полезными».

Афиногенов много писал. Его статьи и очерки печатались в московских газетах, передавались по радио, шли за границу. В те дни трудно было сосредоточиться на творческой работе. И все же, урывками, по ночам он пишет! В сентябре 1941 года его пьеса «Накануне» была закончена.

Задумывал он её под тем же названием в 1940 году. Но тогда это означало «накануне войны», теперь это было «накануне победы». В самые тяжкие для страны дни, когда враг подходил к Москве, Афиногенов утверждал грядущую нашу Победу – в неё он свято верил, за неё боролся.

«Накануне» была одной из первых пьес о героической борьбе советского народа против немецко-фашистских захватчиков. Но её Александр Николаевич не увидел на сцене.

29 октября 1941 года он вылетел по вызову из Куйбышева, где работало тогда Советское информбюро, – в Москву. Вечером того же дня погиб при исполнении служебных обязанностей, во время воздушного налета на столицу вражеской авиации. Не успев оформить документы для срочного вылета в Англию и США. Ему было 37 лет.

 

По материалам сайта «История, культура и традиции рязанского края»

http://www.history-ryazan.ru/node/5783